Частное здравоохранение – вынужденный симбиоз политики и бизнеса

Рабцун Евгений Анатольевич

Бизнес в социальной сфере, к которой относиться и здравоохранение, подвержен не столько экономическим, сколько политическим рискам.

Политический риск – это неопределенность, этакая флуктуация идеологии, которая порождает в системе здравоохранения постоянные противоречия и приводит к бесконечным реформам, меняющих, в том числе, и отношение к частным клинкам.

Кто-то помнит здравоохранение без реформ в эпоху стабильности? Вот и я нет.

Политика многогранна. С законодательной и судебной властью все понятно.

По формальным признакам они определяют равенство государственной и частной формы собственности, гарантируют поддержку и развитие конкуренции, как основы экономического роста, в том числе и в системе здравоохранения. Властью закона и суда, в части системы ОМС, закреплены и защищаются страховые принципы здравоохранительной отрасли. Об этом свидетельствует содержательная часть федерального законодательства в сфере обязательного социального страхования и многочисленные судебные решения их восстанавливающее при систематическом нарушении страховыми компания, именуемыми СМО.

Аналогичных позиций придерживается и Президент РФ Владимир Владимирович Путин, который неоднократно в своих обращениях к федеральному собранию, определяющих текущую политику в стране, говорил о необходимости практического внедрения страховых принципов в систему здравоохранения. Такая позиция предопределяет возможность солидарного участия в реализации программы государственных гарантий медицинских организаций всех форм собственности. Здесь вроде тоже все понятно.

Однако, в повседневной практике частным клиникам приходится чаще сталкиваться с региональной исполнительной властью, а вот здесь бывают противоречивые варианты идеологической позиции.

Первый вариант региональной идеологии в сфере здравоохранения

Представители частного здравоохранения – составная, равноправная часть региональной системы здравоохранения. Мы имеем общие цели, задачи, используем идентичные методы их реализации, вместе оказываем медицинскую помощь жителям региона, обеспечивая ее доступность и своевременность.
Стратегия исполнительной власти – максимальное расширение региональной сети здравоохранения за счет ее открытости.

Частные инвестиции в экономику здравоохранения региона приветствуются, они увеличивают внутренний валовый региональный продукт, создают новые рабочие места, увеличивают налогооблагаемую базу.

Частные клиники стимулируют въездной межрегиональный медицинский туризм, повышая престиж и привлекательность региона. Они же являются «магнитом» для молодых специалистов с эмиграционным столичным настроем, частные клиники повышают привлекательность медицинской профессии в глазах молодежи, стимулируют приток профессиональных кадров в отрасль.

Развитие частных клиник облегчает бремя бюджетных затрат по эксплуатации (ремонт, содержание) зданий и дорогостоящего медицинского оборудования. Это позволяют сосредоточить бюджетные инвестиции на наиболее проблемных, низко маржинальных участках здравоохранительной отрасли региона, куда частные инвестиции, в силу их кредитной природы, наиболее затруднительны.

Исполнительная власть поддерживает и использует конкуренцию за пациента – как способ обеспечения надлежащего уровня удовлетворенности населения медицинской помощью, а также как способ обеспечения стабильности функционирования здравоохранительной отрасли (при развитой конкуренции, всегда найдется замена ушедшему).

Мощность регионального здравоохранения измеряется как совокупная мощность медицинских организаций всех форм собственности региона. Через нее оценивают и доступность медицинской помощи.

Государственно-частное партнерство воспринимается как взаимодействие в сфере оказания услуг здравоохранительного (медицинского) характера населению – жителям региона.

Второй вариант региональной идеологии в сфере здравоохранения

Частное здравоохранение – прямой конкурент. «Частники» угрожают экономической стабильности и безопасности государственным ЛПУ, с ними нужно бороться за деньги, которые в силу страховых принципов, утвержденных федеральным законодательством, идут за пациентом.

Ключевая стратегия исполнительной власти – сжатие региональной сети здравоохранения до государственной сети ЛПУ, максимальное исключение иных участников, ограничения доступа пациентов к частным медицинским организациям в части оказания медицинской помощи за счет средств ОМС.

Частные инвестиции в здравоохранительную экономику региона исполнительная власть не приветствует, оценивает как прямую экономическую угрозу. Негативно относится к созданию новых рабочих мест (открытию частных клиник), открыто препятствует медицинским работникам в получении дополнительного дохода (совмещению в частных клиниках).

При развитии региональной сети здравоохранения исполнительная власть уклоняется от малобюджетных проектов, типа сельское здравоохранение. Предпочитает привлекать бюджетные инвестиции в финансово-емкие, маржинальные направления медицины, вытесняя из этого сектора частные инвестиции. Основное направление многомиллиардных вложений бюджетных средств – масштабное строительство, оснащение, содержание крупных медицинских объектов.

Конкуренцию за пациента считается недопустим явлением, принцип деньги за пациентом блокируется административными решениями, например, методом распределения «госзадания по ОМС».

Мощность регионального здравоохранения оценивается как мощность исключительно государственных ЛПУ, деятельность частных клиник старается не замечать, как незначительную.

Государственно-частное партнерство воспринимает как взаимодействие по строительству, оснащению или эксплуатации государственных ЛПУ.

Давайте честно, развитие частного здравоохранения в России зависит не столько от законодательной базы, которая на наш взгляд вполне достаточна, сколько от взглядов, убеждений представлений региональной исполнительной государственной власти о месте частного бизнеса в здравоохранительной отрасли того или иного региона.

Второй вариант идеологии распространен значительно больше. Есть устойчивое оправдательное мнение: здравоохранение – это социальная часть экономики государства. Верно. Только не следует путать экономику социальную, с экономикой социалистической. Россия отказалась от социалистических методов хозяйствования, социалистической экономики в России нет, в том числе и в системе здравоохранения. Это следует понять, признать, принять.

В условиях развитого социализма предпринимательство считалось аморальным. Государство само производило всё. При демократическом устройстве экономики государство в большей степени верит в способности своих граждан. Оно полагается на добросовестность производителей услуг, в том числе в социальной сфере, и поэтому предпочитает покупать для государственных нужд, уже готовый произведенный гражданами (предпринимателями) продукт (услугу), давая им возможность и право сделать это.

Потребность государства в социальных услугах и готовность их покупать создают условия для развития предпринимательства, поэтому принципы предпринимательства в социальной экономике при демократическом укладе являются не просто легитимными, но и жизненно необходимыми.

Если региональная исполнительная власть ставит своей целью развитие и укрепления социальной сферы на территории региона, то ограничивать систему здравоохранения от частных инвестиций, закрывать ее от «частников» противопоказано как по здравому смыслу, так и в силу закона. Нет в этом логики. Ноль.
… однако цель у исполнительной власти могут быть разные.

Контраргумент: частное здравоохранение не решает вопросы, связанные со здоровьем граждан, а эксплуатирует здоровье граждан в своих коммерческих интересах, а потому развитие бизнеса и предпринимательства в здравоохранении следует ограничивать. Однако тоже самое, можно сказать и о любой другой отрасли, пищевики эксплуатируют чувство голода, обувная промышленность чувство холода, ну а какие чувство граждан эксплуатируются в коммерческих интересах частные винодельные заводы и вообще подумать страшно. И это считается нормальным явлением, за исключением сферы оказания медицинских услуг. Почему? Потому, что это связано с жизнью и здоровьем. Да, но все вышеописанные отрасли в той или иной степени убивают здоровье, однако вопрос об алчности интересов не стоит…

Такое необъяснимое «исключение медицины из правил» создает нестабильность не только в здравоохранении, но и в обществе в целом. Завтра под исключения может попасть что угодно, например система общепита. Обосновать это очень просто – санитарно-эпидемиологическое благополучие граждан в период короновирусной инфекции, и все – государственная монополия в общепите. Не верите?

На наш взгляд во взаимоотношениях частного здравоохранения и региональной исполнительной власти слишком мало правовой логики, мало экономической целесообразности, но очень много политики. Это вредит в первую очередь пациенту, во-вторых, экономике и социальной среде региона, в – третьих предпринимательской среде.

Как решать такие проблемы? Очевидно, путем переговоров, дискуссий, диалога. Диалога между государством и предпринимателями, формирующими частное здравоохранение.

Думаю, договориться удастся, без предпринимательской среды развитие здравоохранения представляется весьма сложным. Следует понимать, что предпринимательство – это не столько форма собственности, сколько стратегия поведения в экономическом пространстве, где высшей ценностью признаются интересы потребителя.

Без предпринимательской идеологии трудно будет построить пациент ориентированное здравоохранение. Если, конечно, такая задача еще стоит, а то я запутался уже в этих реформах …


 471      0
(+6 баллов, 3 оценок)
Поделиться →


Подписка на рассылку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие статьи автора: